Вексельное обращение в Российской ИмперииСущественные новшества в сфере кредитных и вексельных операций были связаны с реформами Петра I, благодаря которым уже в начале XVIII в. увеличилось проникновение в Россию иностранного капитала. Расширяя свою деятельность на российском рынке, купцы из Западной Европы постепенно распространяли западноевропейские торговые обычаи, в том числе использование векселей.

Торговые контакты России с Западной Европой имели продолжительную историю. Они осуществлялись по сухопутному пути, идущему через Киев на Польшу и Германию. В начале XVIII в. деятельность западноевропейских торговых компаний значительно активизировалась: их представительства появились в большинстве регионов мира. Эффективность их предпринимательской деятельности определялась прежде всего использованием передовых на то время форм организации бизнеса - банковского кредита и вексельных операций.

Иностранные купцы в России представляли собой достаточно многочисленную группу, в которой преобладали купцы из Западной Европы. Хотя первые итальянские купцы (сурожане) появились в Москве еще в XIV в., позже их активность на территории Российской империи уменьшилась, а ведущее место заняли английские и голландские купцы. Чтобы монополизировать свою торговлю в России, англичане оплачивали авансом всю (или часть) сумму стоимости товаров, которые русские купцы должны были доставить в следующем году. Сами они продавали русским купцам товары в кредит на 6-12 месяцев. Со временем так же начали поступать и другие иностранцы, торговавшие в России. Если русские купцы вели честную торговлю, они доставляли обусловленный соглашением товар. Иногда они оставляли у себя проданный им в кредит иностранный товар или забирали полученный аванс и скрывались. Однако несмотря на эти случаи торговля в кредит с Россией продолжалась.

Торговля с иностранными купцами предусматривала доставку товаров в русские порты, где они выкупались русскими купцами и перепродавались на внутреннем рынке. При такой организации торговли можно было получить немалую прибыль, однако новые методы кредита не распространялись. Поэтому в России кроме иностранных купцов мало кто использовал векселя. Это объясняется тем, что с началом реформ Петра I деньги можно было безопасно пересылать с помощью императорской почты, в особенности после введения бумажных ассигнаций. Для получения от иностранцев кредита вексель тоже не был нужен: в соответствии с торговыми обычаями того времени соглашения с иностранными купцами предусматривали частичную предварительную оплату. Поэтому сложности, связанные с оформлением векселя, русские купцы считали лишними и больше полагались на привычные торговые обычаи. В то же время использование западноевропейскими купцами кредита на российском рынке достигло широких масштабов.

В начале XVIII в. в России не существовало банков или других кредитных учреждений, несмотря на предпринятые в XVII в. попытки их создания. Еще во времена царя Алексея Михайловича А. Л. Ордын-Нащокин считал, что русская торговля недостаточно развита, поскольку русские купцы не могут найти необходимых капиталов и кредитов. Поэтому он создал в Пскове подобие заемного банка, названного им земской избой, где посадские люди могли объединяться с более зажиточными лицами в товарищества с целью закупки русских товаров и поддержания на них более высоких цен. Однако под влиянием московских бояр, усмотревших в этом недопустимое новшество, царь запретил деятельность земской избы.

Таким образом, хотя в XVII в. в России отдельные операции с ценными бумагами и производились, первые нововведения в кредитном деле связаны с деятельностью Петра I. Ознакомившись с работой бирж Лондона, Амстердама, Антверпена и Брюгге, он принял решение об открытии подобных бирж в России (в основном с целью создания иностранным купцам более благоприятных условий для их торговой деятельности). В 1699 г. Петр I создал в Москве Бурмистерскую палату (государственный орган по собиранию таможенной пошлины), а в некоторых других городах земские избы - прототип будущих купеческих банков. Кроме того, в 1703 г. в Санкт-Петербурге в Гостином дворе было отведено специальное место «для собрания торговых людей», а в 1713 г. построено временное сооружение первой в России биржи. Распространению кредитных операций содействовало и развитие бухгалтерского учета.

О распространении кредитных операций в начале XVIII в. свидетельствуют данные, сохранившиеся в заемных книгах Москвы и Санкт-Петербурга. В них отмечено 1027 кредитных операций западноевропейских купцов, из которых в 996 случаях они были кредиторами. В Москве за 15 лет иностранные кредиторы предоставили 500 тыс. руб., в начале XVIII в. объем кредита составлял 35-60 тыс. руб. ежегодно, в 1724 г. -20 тыс., в 1725 - 16 тыс. руб.

В Петербурге за семь лет были зарегистрированы кредиты на 200 тыс. руб.; максимальный уровень наблюдался в 1722 г. (58 тыс. руб.), после чего объемы кредитов начали уменьшаться (1723 г. - 27 тыс., 1724 г. - 11 тыс., 1725 г. - 18 тыс., 1726 г. - 19 тыс., 1727 г. - лишь 200 руб.; после 1727 г. записей о кредитах в долговых книгах нет). Причина этого состояла не в сокращении кредитной деятельности, а в приближении издания вексельного устава 1729 г., который не предусматривал регистрации долговых обязательств (в том числе векселей) в крепостных конторах или других учреждениях.

По российскому законодательству взыскание процента по долгам запрещалось как несовместимое с нормами христианства. Чтобы обойти этот запрет, кредиторы указывали в долговой записи сумму, превышавшую реально выданную на величину процента. Как правило, при выдаче кредита иностранные купцы регистрировали соглашение в крепостных конторах и получали от должников заемные кабалы с подписями поручителей и свидетелей. В то же время в соглашениях между собой и с западными партнерами иностранные купцы использовали векселя. В начале XVIII в. иностранные купцы под выданные ими векселя получали в царской казне достаточно большой кредит для расширения своей деятельности, а позднее использовать векселя начинают и русские купцы.

Первые упоминания о векселях известны еще в XVII в. (хотя это были, скорее всего, иностранные векселя). Они содержатся в Боярском приговоре от 31.08.1697 г., который можно считать первым в России законодательным актом, касавшимся вексельных операций, и приказе купцу Сергею Лабазному «О сборе в Московской большой таможне пошлин», датированном 29.08.1698 г. Оба документа запрещали использовать векселя при сборе таможенных налогов. В именном указе коменданту князю Гагарину от 7.09.1710 г. упоминаются векселя, составленные в России: указом запрещалось переводить с помощью векселей деньги для молодежи, учащейся за границей, поскольку (как отмечалось в приказе) слишком большое количество переведенных денег тратилось на развлечения, что не содействовало успехам в обучении.

Несмотря на эти запреты, использование векселей все больше расширялось. Об этом свидетельствует указ сената 1711 г. архангельскому вице-губернатору, которому предписывалось следить за вексельным курсом и сообщать о нем в сенат. Указ от 28 мая 1728 г. о создании «особого капитала» в Голландии для поддержания вексельного курса предлагал русским купцам содействовать повышению курса векселей, поскольку его падение причиняет убытки государственной казне.

Благодаря сотрудничеству с иностранными купцами русское правительство переводило с помощью векселей значительные суммы денег, не перевозя золотые или серебряные монеты. Особенно большие затраты российского правительства за границей в начале XVIII в. были связаны с наймом на службу военных и технических специалистов. Кроме того, переводы денег за границу с помощью векселей преследовали и политические цели. Так, в 1703 г. посол России в Польше Г. Ф. Долгорукий получил для поддержки сторонников России 8 тыс. червонцев по векселю, выданному на имя К. Гутфеля, и 45 тыс. польских гульденов по векселю от М. Поппе. В 1711 г. на содержание в Померании русского экспедиционного корпуса было передано 200 тыс. ефимков, часть из которых перевели по векселям западноевропейские купцы, торговавшие с Россией, в частности И. Любс. Подобная операция была осуществлена и в 1712 г.

Таким образом, в России постепенно происходит заимствование приемов вексельных операций. Очевидные преимущества использования векселей состояли в том, что их оформление (по сравнению с обычными долговыми письмами) не требовало ни свидетелей, ни поручителей, ни регистрации. Еще одним преимуществом векселя была лаконичность текста, отличающая его от традиционной формы заемной кабалы, текст которой занимал не меньше одной страницы и перечислял всех участников соглашения, их имена, местожительство и общественное положение.

Приведем пример лаконичного текста вексельного соглашения, составленного на русском языке между голландским купцом А. Розеном и Г. Гребином из Гамбурга:

«Я, нижеподписавшийся, обещаю платить на Москве по получении Таску Гребину 25 рублей, которые я принял у него в Архангельске».

22 генваря 1721г.. Абрам Розен».

В начале XVIII в. западноевропейскими купцами постепенно начинает использоваться практика вексельных операций и при кредитных соглашениях с русскими партнерами. Известны отдельные случаи, когда русские купцы обменивались векселями с иностранными купцами при посредничестве западноевропейских банков. Например, в 1709 г. русский купец И. Стрежнев выдал 2 тыс. руб. англичанам А. Меврелу и С. Деленою, выдавшим, в свою очередь, на самих себя вексель на эту же сумму. Деньги по векселю необходимо было получить в Амстердаме, и поэтому И. Стрежнев расплатился этим векселем со своим корреспондентом в Амстердаме П. Калк-Бермером. Однако в Амстердаме вексель был опротестован и возвращен в Москву. В другом случае купец П. Барсуков из Ладоги продал в кредит датскому купцу X. Лерсу товары для дальнейшей продажи в Копенгагене на сумму в 6443 руб. После продажи товаров X. Лерс должен был перевести деньги П. Барсукову через берлинского банкира Лежена, но Барсуков денег не получил.

В первой половине XVIII в. возрастает значение кредитных операций и между русскими купцами. У одних кредитный капитал составлял 40-60%, другие полностью торговали на кредитный капитал. От самой возможности получить такой капитал в значительной степени зависел успех коммерческой деятельности. В конце XVII - начале XVIII вв. кредит можно было получить в конторах наиболее богатых купцов, имевших свои представительства в большинстве городов. Хотя кредитные операции не были целью деятельности этих контор, заведовавшие ими приказчики осуществляли коммерческие сделки с местными купцами, бравшими там подряды на поставку товаров, и предоставляли этим купцам кредит. В частности, своими кредитными операциями была известна контора Г. Д. Строганова в Твери. В 1754 г. был создан Петербургский купеческий банк, куда купцы могли обращаться для получения свидетельства городского магистрата, подтверждавшего возможность купца возвратить долг. Несколько иной была практика получения кредита в верхневолжских городах, где купцам выдавались суммы из прибылей городских контор и канцелярий под переводные векселя, которые потом отсылались в те государственные учреждения Петербурга или Москвы, которым необходимо было перевести деньги. Как правило, купцы должны были оплатить эти векселя в течение шести недель.

Важным шагом к внедрению оборота векселей стало появление в 20-е годы XVIII в. советных писем, суть которых состояла в том, что иностранные купцы не регистрировали кредитные операции в крепостной конторе, а получали от русских купцов советные письма (они назывались также своеручными записями) с обязательством погасить долг. Эти своеручные (то есть написанные собственноручно) документы, были, в сущности, долговыми письмами, в которых отмечалась сумма долга и срок его погашения. Их можно считать специфической русской формой векселя начала XVIII в.

В случаях, когда возникал риск возможной неуплаты долга, иностранцы могли регистрировать эти документы в крепостной конторе, чтобы иметь юридические основания для иска. Вначале советные письма не имели четко определенной формы и напоминали обычные письма, хотя и выполняли функцию векселя: принимались в уплату за заем и могли содержать поручения об уплате другому лицу. В конце первой четверти XVIII в. форма советных писем начинает упрощаться, приближаясь к обычным векселям, использовавшимся иностранцами между собой, что можно увидеть в следующем примере:

«Государю моему батюшке Григорию Егоръевичу здравия желаем. Известно сим писанием, взял я у галанские земли торговых иноземцев Андрея Тимормана да у Андрея Финансина 1250 рублей, и такие деньги позволь заплатить в июле, в первых числах 1717 года у города Архангельского, за сим кланяюсь и подписуюсь».

По этим советным письмам (распространенным прежде всего в Архангельске, где у купцов, занятых торговлей, не было времени на регистрацию сделок в крепостной конторе) можно наблюдать, как постепенно под влиянием правил оформления кредита между иностранцами происходит трансформация заемных писем русских купцов (напоминавших ранее средневековые кабалы) в настоящие векселя. Завершился процесс становления русскоязычной формы векселя принятием вексельного устава 1729 г., где образцы векселей, приведенные в III разделе, достаточно близки по форме к своеручным письмам архангельских купцов.

Вы также можете посмотреть следующие статьи: