Развитие вексельного законодательства в Российской ИмперииКонец XIX - начало XX вв. стали для Российской империи периодом наибольшего расцвета вексельного обращения, что нашло отражение в положениях Устава о векселях 1902 г. Этим обусловлено наше внимание не только к содержанию этого документа, но и к продолжительной, сложной истории его создания, отразившей все основные проблемы вексельного обращения в России того времени - необходимость устава о простых векселях, четкое разделение правил оборота простых и переводных векселей, дискуссию о границах векселеспособности.

Вскоре после издания Устава о векселях 1832 г. стали очевидными его недостатки, связанные со спецификой товарно-денежного оборота в Российской империи, в том числе с общим низким уровнем культуры населения, слабым распространением правовой грамотности, недостаточным количеством (а иногда и отсутствием) необходимых учреждений, слабым развитием транспортной сети при огромных расстояниях между городами.

Необходимо помнить и о почти полном преобладании в России простого векселя, использовавшегося во внутренней торговле как инструмент нетоварного кредита. Его преобладание над переводным векселем было таким, что даже не существовало понятий «простой» и «переводной», а слово «вексель» всегда подразумевало только простой вексель. Переводной вексель под названием тратта использовался в Российской империи лишь во внешней торговле.

Через 15 лет после принятия первого вексельного устава возникла проблема усовершенствования вексельного законодательства и началась работа по созданию проекта нового вексельного устава. Поэтому 12 ноября 1847 г. Второму отделению императорской канцелярии было поручено пересмотреть вексельное законодательство с учетом немецкого вексельного устава 1847 г.

Очевидно, что с учетом реальных условий вексельного обращения и почти полного преобладания простых векселей, вексельный устав Российской империи целесообразно было бы составлять таким образом, чтобы он был посвящен простым векселям, а в приложении рассмотреть особенности использования переводных векселей. Однако вексельные уставы западноевропейских стран, использовавшиеся в качестве образца, создавались по другому принципу. Они были посвящены прежде всего переводным векселям и содержали обычно лишь несколько статей о простых векселях. Поэтому не удивительно, что попытки создать проекты вексельного устава, максимально точно передавая при этом положения западноевропейских вексельных уставов (чаще всего немецкого устава 1847 г. как наиболее совершенного в то время) вызвали критику со стороны специалистов в области практики вексельных операций.

Работа по разработке нового вексельного устава, включавшего в себя опыт западноевропейского вексельного права и в то же время пригодного для российских условий, растянулась на продолжительное время, а сама история разработки его проекта вскрыла существенные проблемы и нерешенные вопросы, накопившиеся в практике вексельных операций в России второй половины XIX в.

После пересмотра вексельного законодательства в 1860 г. появился проект нового вексельного устава, в основу которого были положены идеи немецкого вексельного устава 1847 г. Этот проект был передан на предварительное рассмотрение биржевым комитетам, отделениям коммерческого и мануфактурного совета, коммерческим судам и отдельным должностным лицам, хорошо знавшим специфику вексельных операций. Пока продолжалось рассмотрение этого проекта, законом от 3 декабря 1862 г. векселеспособность была распространена не только на купцов, но и на другие сословия за исключением низших воинских чинов, духовенства, крестьян (не имевших недвижимого имущества и не взявших торгового свидетельства), а также состоящих в браке женщин без согласия мужей. Несмотря на ограничения, это был существенный шаг к сравнению векселеспособности с общегражданской правоспособностью.

После того как состоялось обсуждение проекта нового вексельного устава и были учтены высказанные замечания, проект был передан на рассмотрение особой комиссии при Втором отделении императорской канцелярии, где он изучался с участием представителей купечества. После доработки в 1866 г. он снова был передан на дальнейшее обсуждение, а в 1880 г. был подготовлен новый проект вексельного устава, представленный на рассмотрение в Министерство юстиции и Министерство финансов. На основе царских указов от 25 сентября 1881 г. и 17 февраля 1882 г. при Министерстве юстиции было создано особое совещание для обсуждения всех вариантов проекта; в обсуждении проекта на страницах прессы принимали участие представители западноевропейской науки.

Наконец, в 1882 г. проект был опубликован на русском, немецком и французском языках, вследствие чего авторы проекта получили многочисленные замечания от представителей купечества, а также от русских и иностранных юристов, преимущественно немецких. С учетом этого обсуждения, а также появления английского устава о векселях (18 августа 1882 г.), итальянского торгового уложения (2 апреля 1882 г.) и проекта голландского вексельного устава проект 1882 г. был снова пересмотрен, а содержание названных новых вексельных уставов учтено в его новой редакции. Критические замечания немецких ученых на эту новую редакцию привели к подготовке следующего варианта проекта, датированного 1884 г., который и был напечатан с подробными комментариями. Как отмечает С. М. Барац, проект 1882 г. в его конечной редакции 1884 г. представлял собой третью попытку кодификации вексельного права в России (если не считать проекта торгового уложения 1814 г., второй частью которого был вексельный устав), аккумулировавшую опыт работы по пересмотру вексельного законодательства, начатой еще в 1847 г.

В целом эту деятельность можно разделить на два периода. Первый период (до 1880 г.) охватывал работу над усовершенствованием вексельного законодательства. Его цель состояла в исправлении вексельного устава 1832 г. и ликвидации имеющихся в нем недостатков (в частности отсутствия точных определений понятий вексельного обращения и четкого указания, какие положения вексельного права касаются простых векселей, а какие - переводных).

В результате этой работы был составлен проект 1860 г., обсуждавшийся с участием экспертов, представителей купечества и банкиров. Позже была опубликована версия проекта 1866 г., в которой четко прослеживались недостатки вексельного права Российской империи, вызвавшие наибольшие нарекания представителей деловых кругов, а также их предложения по усовершенствованию вексельного законодательства и вексельного обращения в целом. Большинство замечаний касалось необходимости разделения положений о простых и переводных векселях, поскольку в ходу были простые векселя, а переводные рассматривались как случайное явление. Кроме того, высказывалось требование сохранить образцы написания векселей (они прилагались и к уставу 1832 г., и к проекту устава 1866 г.). В большинстве случаев не затрагивалась ст. 10 проекта, ограничивавшая векселеспособность для духовенства и низших воинских чинов. Наибольшее количество замечаний касалось отклонений от содержания немецкого вексельного устава.

Во второй период (после 1880 г.) попытки исправить устав 1832 г. были отброшены и поставлена иная цель - разработать новый документ, взяв за основу Торговый кодекс Италии, где (в отличие от всех других западноевропейских вексельных законов) положения о простом и переводном векселях были изложены не отдельно, а вместе, что представляло особый интерес для условий Российской империи с преобладанием в обороте простого векселя.

При этом предполагалось путем создания нового вексельного устава не только сблизить Россию с Европой, но и способствовать становлению международного, общеевропейского (а, возможно, даже и общемирового) вексельного законодательства, основанного на положениях немецкого вексельного устава. Однако столь масштабная цель, по мнению П. П. Цитовича, существенно тормозила работу, поскольку требовала внимательного отслеживания всех изменений в международном вексельном законодательстве (с 1880 по 1982 гг. появились швейцарский, итальянский, английский, скандинавский вексельные уставы, проект голландского вексельного устава).

Основным принципом проекта была общая векселеспособность. Предполагалось, что принимать на себя вексельное обязательство может любое лицо, имеющее право принимать другие обязательства по договорам (ст. 1). Векселеспособность провозглашалась тождественной общегражданской правоспособности. В проекте приводились аргументы в пользу общей векселеспособности: поскольку личное задержание было отменено, то и любое ограничение векселеспособности становилось нецелесообразным. По мнению авторов проекта, общая и ничем не ограниченная векселеспособность способствует надежности вексельного обращения, так как последний приобретатель векселя будет уверен в действительности всех вексельных подписей своих предшественников, обладавших векселеспособностью. Кроме того, в случае ограничения векселеспособности значительное количество лиц, имеющих потребность в вексельном кредите, будет его лишено.

К положительным чертам проекта 1884 г. необходимо отнести четкость изложения, конкретные толкования понятий вексельного обращения, создание новых терминов (например «первоприобретатель» - первый векселедержатель), чтобы избежать использования понятий иностранного происхождения, характерных для устава 1832 г. Это позволило авторам проекта оптимистически оценивать результаты его принятия, в частности усовершенствование торговли и кредита, широкое внедрение векселя в хозяйственную жизнь Российской империи, удобство судебной практики и общее содействие развитию в России вексельного права.

Продолжение читайте в статье: Развитие вексельного законодательства в Российской Империи (часть II)

Вы также можете посмотреть следующие статьи: